January 25th, 2008

Людовик Баварский

Д`Артаньян чувствовал, что тупеет.

Воодушевленный интересным разговором на теологические темы, который возник по результатам данного поста - http://eriklobakh.livejournal.com/75363.html - я вспомнил еще один интересный богословский вопрос, иллюстрацию к которому можно взять в другом всем известном литературном произведении.


"...Я выбрал другой текст. Скажите, милый д`Артаньян, нравится ли он Вам: "Non inutile est desiderium in oblatione", то есть "Некоторое сожеление приличествует тому, кто приносит жертву Господу".

- Остановитесь! - вскричал иезуит. - Остановитесь, этот текст граничит с ересью! Почти такое же положение имеется в "Augustinus", книге ересиарха Янсения, которая рано или поздно будет сожжена рукой палача. Берегитесь, мой юный друг, вы близки к лжеучению! Вы погубите себя, мой юный друг!

- Вы погубите себя, - повторил кюре, скорбно качая головой.

- Вы затронули тот пресловутый вопрос о свободе воли, который является дьявольским соблазном. Вы вплотную подошли к ереси пелагианцев и полупелегианцев.

- Однако, преподобный отец... - начал было Арамис, слегка ошеломленный градом сыпавшихся на него аргументов.

- Как вы докажите, - прервал его иезуит, - что должно сожалеть и мире, когда приносишь себя в жертву Господу? Выслушайте такую дилемму: Бог есть Бог, а мир есть дьявол. Сожалеть и мире - значит сожалеть о дьяволе; таково мое заключение.

- А также и мое, - сказал кюре.

- Помилосердствуйте! - опять заговорил Арамис.

- Desideras diabolum (сожалеешь о дьяволе - Э.Л.), несчастный! - вскричал иезуит.

- Он сожалеет о дьяволе! О мой юный друг, не сожалейте о дьяволе, умаляю вас об этом! - простонал кюре.

Д`Артаньян чувствовал, что тупеет; ему казалось, что он находится в доме для умалишенных и что сейчас он тоже сойдет с ума, как уже сошли те, которые находились перед ним. Но он вынужден был молчать, так как совершенно не понимал, о чем идет речь.
Collapse )